Культовый режиссер, яркий представитель американского независимого кино, «американский Годар» Хэл Хартли зачастую остается в тени своих коллег по цеху – Джармуша, Линча или Содерберга. И это не удивительно: в отличии от вышеупомянутых режиссеров, Хартли ни разу не заключал сделок с Дъяволом (читай: Голливудскими студиями, но к ним мы вернемся); он основал бутик-продакшн компанию Possible Films, которая и продюсирует все его картины. Почерк Хартли легко узнаваем: использование нестандартно-романтических сюжетов, невозмутимый абсурдистско-комедийный подход к диалогам и холодная дистанция от персонажей в лучших традициях эпического театра Брехта. Также, красной нитью через все творчество Хартли тянется тема гиперрациональных метаморфоз (в прямом и переносном смысле) и неистребимая тяга к сотрудничеству с альтернативными музыкантами вроде Пи Джей Харви и Yo La Tengo.

Карьера Хартли началась в конце 80-х, в эпоху процветания американского независимого кино. Независимое от Голливудских студий (мейджоров) более самодостаточное и субкультурно-ориентированное indie film movement дало мировому кинематографу целую плеяду выдающихся авторов – Джима Джармушa, Дэвидa Линчa, Гасa Ван Сэнтa, Дэвидa Кроненбергa, Итанa и Джоэлa Коэнов, Тодда Солондза, а с выходом своей дебютной картины «Невероятная правдa» (снятого за 11 дней!), и Хартли занял достойное место в этом списке.

Более или менее широкое признание Хартли получил за свой второй (и, вероятно, свой лучший) фильм, «Доверие» 1990 года – картину, обладающую всеми характеристиками культового хита: тут и присущий американскому «инди» минимализм, и художественная глубина, и умышленный интеллектуальный пафос.

Завязка: семнадцатилетняя Мария (Адриен Шелли) заявляет родителям, что беременна и собирается бросить школу. На оскорбления отца, она отвечает пощечиной – отец умирает от сердечного приступа. И тут все катится в тартарары: парень (и отец ребенка) ее бросaет, мать включает режим «адская сатана» и всячески измывается над ней, похотливый владелец бакалейной лавки пытается до нее домогаться. Доведенная до отчаяния Мария бесцельно шатается по городу и встречает Мэттью (Мартин Донован), выпускника исправительной школы, а по совместительству большого интеллектуала и специалиста по починке электроники. Он, как выясняется, тот еще тип: постоянно носит с собой ручную гранату, a от дальнейших расспросов отмахивается многозначной фразой «так, на всякий случай». Разумеется, между ними завязывается нелегкая любовь.

Фильм получил приз за лучший сценарий на фестивале Сандэнс,приз международной ассоциации кинокритиков на кинофестивале в Сиднее, и приз жюри на кинофестивале в Роттердаме (среди прочих). Одним словом, как говорил Роджер Эберт «two thumbs up»: нетривиальная романтическая история, рассказанная не менее тривиальным киноязыком.